Санкт-Петербург

+7-812-309-47-14

72 пункта самовывоза

Доставим бесплатно от 1500

Звонок по России бесплатный

8-800-5555-304

Заказать звонок

Мои кофейные ночи

01.11.2013

Кофе почти как нефть. Жизнь без него возможна, но медленна и некомфортна.   Из множества способов приготовить кофе мы выбрали рецепты, которыми пользовались те, чьи бессонные ночи в обществе кофейной чашки сделали их знаменитыми.

main

Кофе почти как нефть. Жизнь без него возможна, но медленна и некомфортна.   Из множества способов приготовить кофе мы выбрали рецепты, которыми пользовались те, чьи бессонные ночи в обществе кофейной чашки сделали их знаменитыми.

 

Кофейные гаммы

Бах, Бетховен, Густав Малер и даже Петр Ильич Чайковский, несмотря на фамилию, предпочитали кофе. Баховскую “Кофейную кантату” не даром считаются гимном всех любителей, а главное любительниц кофе. Напомним, суть кантаты в том, что Лизхен хочет выйти замуж так, чтобы в брачном договоре было специально оговорено, что ей можно пить кофе каждый день в любых количествах. “Нежнее поцелуя и слаще мускатного вина” - поет о кофе Лизхен, из чего можно сделать вывод, что в кофейне Циммермана, по заказу которого Бах написал кантату, уже варили кофе по-лейпцигски.

Кофе по-лейпцигски

250 гр воды

2 ч.л. молотого кофе

1 яичный желток

2 ч.л. сахара

Растираем желток с сахаром до однородной консистенции, смешиваем с молотым кофе и заливаем теплой кипяченой водой. Ставим в джезве на сильный огонь на одну минуту - главное в этом процессе, чтобы желток не сварился. Разливаем по чашкам, можно добавить еще взбитых сливок, но это как-то унифицирует вкус лейпцигского рецепта.

 

Есть еще один композиторский рецепт кофе, только в отличие от лейпцигского, он крепкий, строгий, несладкий, “мужской”. Согласно ему Людвиг ван Бетховен каждое утро варил кофе из 64 кофейных зерен, а это крепче стандартной чашки эспрессо на 24 зерна.

Литературный кофе

В отличие от любителя кофе Оноре де Бальзака, любитель кофе Густав Флобер писал очень и очень медленно. Кому как ни ему разбираться в тонкостях выбора и приготовления. В   «Лексиконе прописных истин» он пишет о кофе следующее: “ Придает остроумие, Хорош только гаврский. На званых обедах его следует пить стоя. Очень шикарно проглотить без сахара; получается впечатление, что ты жил на Востоке”.

Как ни странно, особого гаврского рецепта кофе не существует, что же имел в виду Флобер? Есть гаврский метод классификации качества кофе, согласно которому можно считать, что кофе высшего качества, если в 300 гр. меньше 19 зерен с дефектами. Так что неудивительно, что Флоберу нравился именно гаврский кофе.  

 

В современной литературе кофе пьют не меньше, чем в классической. Жена Стига Ларсена, автора “Милениума”, даже оправдывается в своих мемуарах, что в кофемании на страницах бестселлера, написанного его мужем, виновато рекордное количество кофе, выпиваемое в их семье, чему в свою очередь виной их норвежские бабушки, разрешившие им пристраститься к кофе с раннего детства.

Но несмотря на выпиваемые объемы кофе, интересных кофейных рецептов в современной литературе немного - виной тому кофемашины или их отсутствие. Так персонаж романа Кристиана Крахта Faserland в ужасе обнаружил, что его собеседник за отсутствием фильтров, воспользовался носком для приготовления кофе.

Исправить недостаток рецептов приготовления кофе в русской литературе взялась( вы помните, за мужским псевдонимом скрывается женщина-автор) Макс Фрай.

В “Кофейной книге” есть несколько симпатичных рецептов, к примеру, кофе с пряностями.

Кофе с пряностями

Цитируем по книге:

“4 ложки кенийского кофе

8 зерен кардамона

1 лепесток бадьяна

Имбирь — на глазок

Кардамон и бадьян растолочь в ступке. Имбирь натереть на терке. Пряности прогреть в сухой джезве, засыпать кофе, залить горячей водой, поставить на маленький огонь. Трижды дать шапке пены приподняться. Снять с огня, легко, но настойчиво постучать джезвой о стол, пока пена не посветлеет. Пить, глядя на деревья и высокие крыши”.

Ну и наверное, любому любителю кофе стоит знать не только хороший рецепт кофе из эпопеи “про Штирлица”, но и помнить о сопровождающем его комментарии.

Юлиан Семенов, «Экспансия»: «Джекобс отошел к камину, там у него стояла кофемолка и маленькая электроплита с медными турочками. Споро и красиво, как-то по-колдовски, он начал делать кофе, объясняя при этом:

– В Анкаре мне подарили рецепт, он сказочен. Вместо сахара – ложка меда, очень жидкого, желательно липового, четверть дольки чеснока, это связывает воедино смысл кофе и меда, и, главное, не давать кипеть.

Все то, что закипело, лишено смысла. Ведь и люди, перенесшие избыточные перегрузки – физические и моральные, – теряют себя, не находите?»